Заяц-слуга

image_pdfСохранитьimage_printПечать

Жил на свете бедный человек, Насрл-Эддин-оджа. И до того он дожил, что не осталось у него в доме ни монетки, чтоб хлеба купить, ни полена, чтоб печку истопить.
— Что будем делать, ага? — спрашивает у него жена. — Ничего у нас нет.
— Не печалься, — отвечает Насрл-Эддин- оджа.— Сегодня у нас ничего нет, завтра всего будет много! Только ты во всем меня слушайся. Ступай сейчас же к мяснику и попроси у него в долг— в последний раз — баранины, а у соседей выпроси муки, кофе да дровец. Скажи всем, что завтра расплачусь, вдвое отдам. А сама приготовь угощенье на четверых, да смотри получше — вечером я знатных гостей приведу!
Удивилась жена:
— Что ты затеял, ага? Зачем тебе эти гости понадобились?
— Сама увидишь! А когда мы придем, ты только скажи: “Что же вы так замешкались? Наш слуга уже давно прибежал и передал мне твой приказ приготовить кавурму — жаркое, пирожки да кофе”.
Еще больше удивилась жена:
— Какой же это наш слуга? Откуда он возьмется?
— А вот сейчас я пойду принесу его! — говорит Насрл-Эддин-оджа.
Ничего не понята жена, подумала:
“Уж не тронулся ли разумом мой ага?”
А Насрл-Эддин-оджа отправился к знакомому охотнику.
— Будь, — говорит, — мне другом: дай мне тех двух зайцев, которых ты вчера в силки поймал. Очень они мне нужны!
Не отказал охотник, дал зайцев НасрЛ-Эддину-одже.
Вернулся он домой и говорит жене:
— Вот я и двух слуг принес. Одного мы посадим в чулан, а другого я с собой унесу. Запомни, что я тебе еще скажу: позови соседского сына Велеша, посади его в тот же чулан, где заяц будет, и проси его играть на скрипке. Как только мы войдем в дом, подай ему знак — пусть играет веселее. А как услышит Велеш, что к чулану подходят, пусть положит свою скрипку у двери, а сам спрячется.
Жена говорит:
— Как велел, так и сделаю. Ты плохого не придумаешь!
Посадил Насрл-Эддин-оджа одного зайца в чулан, а другого взял под мышку и пошел в кофейню.
В кофейне шум, разговоры: одни кофе пьют,другие кальян курят, третьи скинули туфли и расселись на коврах.
Сел Насрл-Эддин-оджа возле двери, принялся своего зайца поглаживать.
Обернулись все в его сторону, стали над ним насмехаться:
— Смотрите-ка, видно, он охотником стал!
— Эй, Насрл-Эддин-оджа, как это ты зайца поймал?
А Насрл-Эддин-оджа посмотрел на всех и спокойно молвил:
— Какой уж я охотник! Где мне ловить зайцев! Нет, этого зайца я не поймал, а нанял.
— Как это “нанял”?
— А очень просто: как другие нанимают. Этот заяц — мой слуга, он все мои поручения исполняет. Лучшего слуги и не найти. Ведь вы сами знаете, какие зайцы проворные, как быстро они бегают!
Удивились все, но не поверили Насрл-Эддину- одже: мало ли что он придумает!
— Выдумки это твои!
— Какие выдумки! — отвечает тот. — Нет ничего проще, как проверить правдивость моих слов.
Обернулся Насрл-Эддин-оджа к трем богатым торговцам и говорит:
— Будьте вы судьями в этом деле!
— А что мы должны делать?
— Ничего особенного. Согласитесь только пожаловать ко мне. Я сейчас пошлю моего слугу к жене и прикажу ей приготовить для вас хорошее угощенье.
Любопытно стало богачам.
— Ну что ж, — говорят они, — согласны. Пусть твоя жена для нас хоть кофе сварит.
— Нет, — говорит Насрл-Эддин-оджа, — какое же это угощенье! Одним кофе сыты не будете.
Нагнулся он к уху своего зайца и сказал:
— Оглан (мальчик), слышишь, что гости требуют? Пусть твоя хозяйка сварит к нашему приходу кофе. Да что кофе! Одного кофе нам мало. Скажи хозяйке, чтобы она хорошую, жирную ка- вурму приготовила. Запомни: кавурму! И свежий лаваш пусть испечет. Запомнил ты: лаваш! И пирожков пусть испечет. Не забудь: пирожков.
Слушают все, улыбаются недоверчиво, переглядываются. А Насрл-Эддин-оджа приоткрыл дверь пошире и отпустил зайца.
Тот — скок! — и умчался.
— Ну, теперь прощайся со своим зайцем! — засмеялись все.
— Зачем прощаться? — говорит Насрл-Эддин- оджа. — Мы с ним скоро встретимся!
Посидели еще немного в кофейне, поговорили, покурили, а потом не спеша пошли к дому Насрл-Эддина-оджи.
Вышла жена Насрл-Эддина-оджи, поздоровалась с гостями и стала их упрекать:
— Что же вы так замешкались? У меня все уже готово!
Вошли гости в дом и видят: скатерть расстелена, на скатерти блюда с угощеньем стоят.
Удивились они и спрашивают:
— Как же ты узнала, что мы придем и что будет у вас трое гостей?
— Чего же вы удивляетесь, — отвечает им жена Насрл-Эддина-оджи. — Прибежал наш слуга и передал мне приказанья мужа. Только не сказал, что вы по пути так задержитесь.
Переглянулись богачи, уселись и стали есть.
— Ишь, — говорят, — все угощенья поданы, какие хозяин зайцу заказывал: и кофе, и лаваш, и пирожки, и кавурма! Ничего не забыл!
Самый богатый из гостей поел, попил и спрашивает:
— А где же сейчас ваш заяц-слуга?
— Сейчас он отдыхает, — говорит Насрл- Эддин-оджа. — Ушел в свой чуланчик и играет на скрипке. Слышите?
Прислушались гости: в самом деле кто-то на скрипке играет.
— Эй, Насрл-Эддин-оджа, разреши нам взглянуть на твоего зайца! — говорит любопытный богач. — Очень я люблю все необыкновенное, все диковинное!
И другие гости стали упрашивать:
— Разреши нам посмотреть на твоего зайца!
— Что ж, — отвечает Насрл-Эддин-оджа, — так и быть, покажу вам моего слугу. Только идите тихонько, не разговаривайте. Если заяц услышит шум, бросит скрипку и перестанет играть.
Он у нас пугливый, смущается играть при чужих. А если перестанет играть — ни за что потом не уговорить, не упросить!
Гости говорят:
— Мы тихонько пойдем, ни словечка не скажем.
— Ну, пойдем!
Пошли они за Насрл-Эддином-оджой к чулану на цыпочках, боятся дышать. Слышат, кто-то играет в чулане на скрипке, да так весело!
Не выдержал самый богатый гость и говорит:
— Пек якши! Пек якши! (Очень хорошо! Очень хорошо!)
И только он сказал — затихло в чулане.
— Эх, не надо было тебе так громко говорить! — стал упрекать богача Насрл-Эддин-оджа. — Смутил ты моего зайца!
А богач свое твердит:
— Пек якши! Пек якши!
И другие двое не отстают:
— Пек якши! Пек якши! Покажи нам своего зайца!
Приоткрыл Насрл-Эддин-оджа дверь. Заглянули гости в чулан и видят: лежит на полу скрипка, а в углу сидит заяц, уши прижал.
Взял его Насрл-Эддин-оджа на руки, стал гладить да приговаривать:
— Не бойся, оглан, не стыдись: сыграй еще для гостей.
А заяц только уши жмет да лапками дрыгает.
Стал самый богатый гость приставать к Насрл-Эддину-одже:
— Продай мне твоего зайца!
И второй гость пристает:
— Продай лучше мне! Я больше заплачу!
Третий кричит:
— Мне продай! Я не поскуплюсь: сколько запросишь — столько и дам!
Самый богатый ногами топает:
— Никому не уступлю! Я первый просил продать мне зайца!
Такой шум подняли, что весь дом затрясся.
А Насрл-Эддин-оджа спокойно говорит:
— Как можно продать такого зайца! Он тебе и слуга и музыкант. Да и жена привыкла к нему, ни за что с ним не расстанется. Нет, лучше и не просите: не продам я моего зайца!
Стали богачи наперебой уговаривать Насрл- Эддина-оджу:
— Променяй на бешмет!
— Променяй мне зайца на осла! На двух ослов! На трех!
— Возьми сто золотых!
Насилу уговорили Насрл-Эддина-оджу. Хорошо, жена помогла, сказала:
— Стыдно тебе, не хочешь ты выполнить просьбу наших гостей!
Вздохнул муж и говорит:
— Ладно, отсчитывай скорее золотые, пока я не передумал!
Отсчитал самый богатый гость деньги, отдал Насрл-Эддину-одже. А сам схватил зайца и давай кричать:
— Эй, заяц, теперь ты мой слуга!
Потом обернулся к двум другим богачам и сказал:
— Нечего нам ссориться из-за этого зайца — так, видно, аллаху было угодно, чтоб он стал моим слугой.
Согласились те два богача: видно, аллаху было угодно, нельзя спорить и ссориться.
— Ну, — говорит первый богач, — хочу я на радости угостить вас всех. Эй, заяц, беги ко мне домой и скажи своей новой хозяйке, что я приду с гостями после вечернего намаза*, пусть приготовит нам хороший ужин! Да смотри у меня — проворнее, не то достанется тебе!
Пустил он зайца на пол, а тот в дверь — только его и видели!
Посидели гости, поговорили о том о сем и пошли в мечеть на молитву. А потом все отправились к богачу ужинать. Один Насрл-Эддин-оджа не пошел:
— Что-то, — говорит, — у меня нога заболела и спину ломит.
Подошли гости к дому богача — темно. Постучали раз — не открывают дверь. Постучали еще раз — не открывают дверь. Стали стучать кулаками изо всех сил. Вышла заспанная хозяйка, зевает спросонья и сердито спрашивает:
— Что это ты не вовремя гостей привел?
— Как — не вовремя? Ты разве не ожидала нас? И ужин не приготовила?
— Да как же я могла знать, что вы придете?
— А разве тебя заяц не предупредил об этом? — удивился богач.
— В своем ли ты уме? Какой заяц?
— Да наш новый слуга!
Рассердилась жена:
— Ум у тебя помутился или ты вздумал посмеяться надо мной?
Хлопнула она дверью и ушла в дом.
— Так, видно, этот плут обманул меня! — завопил богач и бросился к дому Насрл-Эддина-оджи.
Прибежал он и давай кричать и кулаками размахивать:
— Обманщик ты! Обманул ты меня!
Сел Насрл-Эддин-оджа на тахту и спрашивает:
— Чем же я тебя обманул?
— Заяц к моей жене не пришел, ничего ей не пер|едал и сам неизвестно где.
Улыбнулся Насрл-Эддин-оджа:
— Не я тебя обманул. Сам себя ты обманул!
— Как так — сам?
— Вспомни: ты приказать-то зайцу приказал, а сказал ли, где ты живешь — на какой улице, в каком доме?
Ударил богач себя по лбу кулаком:
— Верно, не сказал!
И еще: не успел ты зайца взять, как начал ему наказаньями грозить. А он этого не любит. Вот и потерял ты проворного слугу! Сам себя и вини!
Видит богач — нечего возразить, и поплелся домой злой и пристыженный.
А Насрл-Эддин-оджа и с долгами расплатился, и хлеба и дров купил, и стал жить без нужды.

Рекомендуем к прочтению:  Лиса и Собака

[*] Намаз—мусульманская молитва.

image_pdfСохранитьimage_printПечать
Оцените статью
Сказки от народов всего мира
Добавить комментарий