Куйцук и иныжи

Забавно, здесь паста – это не макароны, как мы привыкли, а… каша. Пшенная. А если по теме сказки – то наглость от многого помогает. В том числе и от великанов. Главное – думать на шаг вперед и быть наблюдательным. Ну и страх противника – как и в сказке Старик и медведь – играет на руку хитрому герою, а читателей наставляет: никогда не рой себе яму собственными руками. Если ты не играешь по правилам врага, возможно, сломаешь ему всю игру.

В давние времена поселились рядом с одним кабардинским аулом разбойники — великаны иныжи.

Были иныжи совсем глупые, но такие сильные, что одним ударом убивали и всадника, и коня.

Не стало житья людям: нападали иныжи на аул, забирали скот и лошадей, уводили прекрасных девушек.

Решили люди сразиться с иныжами. Созвал князь своих джигитов и выступил в поход. Стали аульчане ожидать своих воинов. Вышли на дорогу, глядят — никто не едет. К вечеру примчался в аул княжеский конь без седока. А когда совсем стемнело, приплелся израненный князь. Он сказал:

— Мы честно бились с врагами, но не могли одолеть их. Все мои воины погибли в битве. Видно, не справиться нам с иныжами.

Пали духом жители аула — поняли, что нет им спасения. Вдруг в середину круга вышел Куйцук, сын бедной вдовы. Был он одет в лохмотья, из его дырявых чувяков торчала сухая трава (Куйцук клал сено в чувяки, чтобы теплее было ногам). Куйцук весело оглядел народ.

— Что ж, если князь не может победить врагов, придется мне взяться за них. Не пройдет и недели, как я прогоню их! — сказал он.

— Эй, несчастный оборванец, сыромятный чувяк, убирайся отсюда со своими глупыми шутками! Разве справишься ты с иныжами, которых не смог одолеть наш князь! — закричали княжеские слуги.

Ни слова не сказал больше Куйцук. Он пошел к себе домой. Долго смеялись ему вслед слуги князя.

Пришел Куйцук домой и говорит своей матери:

— Задумал я, нана, пойти в поход. Нужен мне к утру мешок муки и круг сыра.

Проснулся он утром, а у матери уж все готово. Взял Куйцук муку и сыр и отправился в путь. Шел он, шел и пришел к реке. Видит — разлилась река. Ходит Куйцук по берегу, думает, как бы перейти реку. Глядь — а по другому берегу расхаживает один из иныжей.

— Эй, иныж! — крикнул Куйцук. — Перенеси меня через реку.

— Перенесу, но с уговором, — отвечает великан-разбойник. — Если ты сильнее меня, я перенесу тебя. Коли я сильнее тебя, то ты перенесешь меня через реку. А теперь погляди-ка!

Поднял иныж огромный камень, сжал его в кулаке. А когда разжал пальцы, мука посыпалась с его ладони. Взял иныж другой камень, сжал его в кулаке — потекла вода.

Настала очередь Куйцука показать свою силу. Он поднял с земли мешок с мукою, стал его трясти, и скоро его окутало облако мучной пыли. А глупый иныж подумал, что это камень превратился в пыль. Когда пыль осела, Куйцук взял круг сыра и сжал его в руке — потекла сыворотка. Стал Куйцук есть сыр, а сам приговаривает:

— Можешь ли ты, иныж, есть камни? Если можешь, значит, ты сильнее меня!

Что было делать великану? Признал он, что Куйцук сильнее, и перешел реку. А сам решил: «Донесу я его до середины реки и утоплю».

Посадил иныж Куйцука себе на плечи и вошел в воду. Понял Куйцук, что великан задумал недоброе, взял шило и стал колоть им великана. Тот взвыл от боли.

— Не вой, — сказал Куйцук, — подожди, дойдем до середины реки — то ли еще будет.

Глупый иныж совсем испугался и быстро перешел реку.

— Теперь отнеси меня в свой дом, — говорит Куйцук иныжу.

— Это еще зачем? Мои братья съедят тебя!

— Ничего не сделают со мною твои братья, а вот я проучу вас!

И Куйцук снова уколол иныжа шилом. Изо всех сил помчался иныж к дому. Не успел он отдышаться, вернулись из набега другие иныжи. Кони их были навьючены огромными тюками — опять ограбили разбойники какой-то аул. Увидели иныжи Куйцука, удивились:

— Откуда взялся этот малыш?

— Я принес его! Он поймал меня, заставил принести сюда да еще грозит, что проучит всех нас! — отвечает им брат.

Громко расхохотались иныжи — разве этот малыш может победить великанов?

— Отнеси его в кунацкую, пусть будет гостем, а потом решим, как быть дальше, — сказали они.

Вскоре иныжи пришли в кунацкую и, как положено по обычаю, приветствовали гостя. Куйцук выслушал их и велел заколоть трех самых больших быков. Один должен быть готов к ужину, другой будет ему на завтрак, а третий — к обеду.

Слово гостя — закон. Побрели великаны выполнять приказание, а Куйцук тем временем сделал под столом в кунацкой большую яму и прикрыл ее ковром.

Когда пришла пора ужинать, принесли ему целого быка. Не успели иныжи опомниться — глядь, а на столе у Куйцука уж ничего нет. Испугались иныжи.

— Если он проживет у нас еще три дня, то съест весь наш скот! — сказали они. И решили извести Куйцука.

Собрали они на берегу реки самые крупные камни, а когда наступила ночь, побросали их через трубу в кунацкую. Проснулся Куйцук, не поймет никак — гроза, что ли, началась? Но когда увидел огромные камни, понял, что задумали иныжи. Забрался Куйцук на чердак и просидел там до утра. А иныжи спокойно пошли спать.

Утром подошли они к кунацкой и ахнули: стоит Куйцук у дверей цел и невредим.

— Ни минуты не спал я — ночью шел сильный град и завалил всю кунацкую!

Что было делать иныжам? Выгребли они все камни и отнесли обратно к реке. Ждут не дождутся великаны, когда же уедет ненавистный гость. А Куйцук не собирается домой, только приказывает, чтобы на завтрак, обед и ужин у него был откормленный бык.

— Разорит нас этот ненасытный обжора! — говорят иныжи. — Отдадим ему все, что захочет, только пусть уходит!

И сказали они Куйцуку:

— Возьми все наши богатства — золото, серебро, меха, скот, — только уходи!

— Весь скот, который вы угнали, вернете хозяевам, — отвечал им Куйцук. — Награбленное вами золото и серебро я нагружу на одного из вас, на другого сяду сам, и вы отнесете меня в мой аул.

Долго спорили иныжи, кому тащить Куйцука, и наконец решили:

— Пусть несет его тот, кто принес сюда. Старший брат пусть тащит золото и серебро, а остальные гонят скот.

На том и порешили. Когда переправились через речку, младший иныж опустил Куйцука на землю и сказал:

— Теперь ступай сам, не понесу тебя дальше.

Куйцук уколол его посильнее шилом да и говорит:

— Путь был не близкий. Должно быть, вы устали и проголодались. Пойдемте ко мне в дом, отдохнете, поедите, а тогда уж вернетесь обратно.

Когда были совсем близко от дома, Куйцук остановил иныжей и говорит:

— Постойте тут. Я мигом сбегаю, предупрежу мать, чтобы она приготовила угощение.

Пошел он к матери и говорит:

— Нана, свари три самых больших котла пасты — крутой пшенной каши. А когда я сяду с гостями за стол, ты залезь на чердак, постучи там чем-нибудь и крикни: «Ах, сынок, что делать – от великанов не осталось ничего, кроме костей!».

Вернулся Куйцук к иныжам, повел их в свой дом. А у матери уже готова паста. Подала она ее гостям, сама залезла на чердак и кричит оттуда:

— Ах, сынок, что делать — от великанов не осталось ничего, кроме костей!

Испугались иныжи:

— А что, разве вы едите великанов?

— Это наша самая любимая еда, — отвечал Куйцук.

Переглянулись иныжи, вскочили да как побегут! А Куйцук им вслед:

— Куда же вы? Хоть пасты отведайте!

Но великанов и след простыл.

Собрал Куйцук на сход весь аул и раздал добро, какое награбили разбойники-иныжи. И стал народ жить с тех пор спокойно — забыли иныжи дорогу в тот аул.

Как мы не видели всего этого, так пусть не увидим мы болезней и горестей!

Ссылка на основную публикацию